Гражданка начальница

Глава 15

Перстенек с синим камушком

В очередную сессию Галина не сообщила Илье точной даты приезда. Ей не хотелось встречаться с ним на вокзале после утомительной дороги: поездка оставляла отнюдь не лучший отпечаток на внешности. Уже без помощи Михаила она устроились в гостинице, разложила в шкафу вещи, сходила в кафе и, вернувшись в номер, прилегла на постель с газетой. Из состояния полудремы ее вывел телефонный звонок. Трубку снимать не хотелось, но звонивший был настойчив, гудки не прекращались.

– Галочка, дорогая моя, с приездом! – В голосе Ильи звучали одновременно радость и обида. – Решила спрятаться от меня? Что случилось, не желаешь меня видеть? Я соскучился по тебе, отсчитывал дни до встречи, а ты приехала и гордо восседаешь в номере. Может быть, ты не одна и я помешал?

– Илюшенька, здравствуй. Ты сразу пошел на меня в атаку, а я просто устала с дороги, хотела побыть одна, собиралась позвонить с утра. Не сердись. Лады?

– Лады. Но до завтра я не вытерплю. Увидимся сейчас же: я звоню из гостиницы. Специально заехал узнать о твоем
приезде, и, как видишь, вовремя. Всё. Целую, через две минуты я у тебя.

Он положил трубку, а Галина, вскочив с постели, заметалась по номеру, убирая разбросанные вещи. Провела расческой по волосам, взглянула в прихожей на свое отражение и осталась им недовольна. В дверь тихо постучали. Не спеша она повернула ключ в замке и мгновенно очутилась в объятиях Ильи. Он принялся целовать ее глаза, щеки, губы, от него исходил приятный, уже знакомый запах одеколона. Галине почудилось, что они и не расставались.

– Илюша, отпусти меня. Позволь взглянуть на тебя.

Разомкнув объятия, Илья протянул ей бордовые розы. Его глаза лучились радостью, красивый светлый плащ оттенял темные волнистые волосы. Во всём его обличье было что-то барское, холеное.

– Изменился? – с улыбкой спросил он.

– Совсем не изменился, а по твоему одеколону я узнаю тебя и с закрытыми глазами.

– Как и я тебя, – он улыбнулся еще шире. – Неужели ты до сих пор не израсходовала подаренные духи? Или они тебе не понравились и ты ими пользуешься только при мне? А я тебе еще один флакончик принес.

Илья достал из кармана пиджака коробочку духов и протянул ей.

– Спасибо, Илюша. Они мне очень понравились. Но ты прав, на работе я душусь нашими, отечественными. Твой подарок жаль расходовать каждый день.

Илья разгрузил портфель, набитый деликатесами. Галина поставила в центр стола розы, сходила к дежурной по этажу за тарелками, и они принялись отмечать встречу. Нового о себе Илье рассказать было нечего, всё она знала из его писем. А вот ей хотелось поделиться с ним мечтами о переезде, всё чаще появляющимися в последнее время. Ее бывший муж не давал прохода. Приходил к ней, чаще всего сильно пьяный, жаловался на жизнь и ее жестокость: «бросила меня». Если не открывала – долбился в дверь, грозя ее вынести. Ей настолько надоела эта ситуация, что захотелось уехать как можно дальше. Но пока конкретных шагов не было сделано, говорить напрямую Илье о своих проблемах Галина не решилась. Илья остался с ней до утра, и в его объятьях она поняла, что он действительно по ней очень скучал, как и она сама. А утром знакомым маршрутом по-
шли в кафе, а потом на улицу, к остановке. Галина спросила шутливо:

– Не наворовал еще на собственную машину?

– Разве ваши бдительные органы дадут мне так низко пасть? Они же зорко следят за моей скромной персоной, так что пока обхожусь служебной, а потом видно будет. А вот и троллейбус подкатил, поехали.

Он подсадил ее, сам встал рядом, держась за поручень.

– Люблю иногда потолкаться вместе с народом в общественном транспорте, можно много интересного и познавательного узнать от сограждан за время поездки.

Она вышла возле института, а он поехал дальше. Они договорились ближайший выходной посвятить прогулке по городу.

В институте ее поджидал Михаил.

– Ты что-то в этот раз без моих услуг обошлась! – выговорил он ей после приветствия. – Ладно. Рассказывай, что новенького.

Галина отдала ему обещанную чеканку и спросила тихо:

– Миша, как ты думаешь, можно ли мне сделать перевод по службе в ваш город?

Михаил посерьезнел.

– Работа найдется, но нужен штамп в паспорте о браке. Иначе перевод не получить. Трудись уж в своей тюряге, не дергайся. «Следаком» не мёд работать, дадут тебе двадцать уголовных дел, и будешь только успевать сроки продлевать. Да и у нас в уголовке не лучше, день и ночь бегаем. А писанины столько, что только и успеваешь от проверяющих отбрыкиваться. В общем, не советую я тебе в милицию переходить работать. Ну, ты просила совета, я его тебе дал. А теперь думай и решай сама, большая уже девочка.

Галина поняла, что помощи от него ждать нечего.

– Спасибо, Миша, за совет. Я серьезно подумаю над этим вопросом.

Он еще раз поблагодарил ее за чеканку, и они прошли в аудиторию на занятия. И полетели денечки – лекции, зачеты, экзамены – всё как обычно. Илья приходил в свободные от подготовки к экзаменам вечера, в выходные они гуляли по городу, забегая греться в кафетерий. Осень выдалась прохладная.

В один из вечеров перед отъездом Илья повел Галину в ресторан. Знакомый официант усадил их за столик для двоих,
Галина созерцательно рассматривала танцующие пары и певца, исполнявшего модный шлягер. Когда официант отошел от стола, она заговорила:

– Давно собиралась попросить у тебя совета, но всё что-то мешало. Хочу перевестись на другое место службы,
уехать из своего поселка, – сказала и замерла, ожидая реакцию Ильи. Ей показалась, что в его глазах на долю секунды появилась растерянность, но он тут же улыбнулся и ответил бодро:

– А я-то думал, почему ты в последние дни совсем грустная стала, не находил причину твоей печали. Теперь всё ясно. Над этим вопросом надо поработать. Если я правильно понял, ты желаешь переехать в наш город?

Теперь его глаза серьезно и внимательно смотрели на Галину.

– Если бы представилась такая возможность, я бы не отказалась от нее.

– Хорошо. Я постараюсь тебе помочь. Всё в наших руках, и эта проблема тоже. А пока расслабься. Пойдем, потанцуем.

Вечер в ресторане они провели замечательно, пили шампанское, чокаясь «за грядущие перемены». Илья был ласков и предупредителен во всём, и Галина рядом с ним была счастлива, как никогда в жизни. Ее страхи рассеялись, а надежда на долгожданное счастье разгорелась ярким пламенем.

Через несколько дней вернувшись в родные края, Галина вышла на службу и сразу завертелась как белка в колесе. Написала коротенькое письмо Илье и стала ждать ответа. На Новый год он поздравил ее телеграммой. Почти следом пришел долгожданный, пухлый конверт. Но содержание письма, увы, не могло порадовать. Илья сообщал, что получил более высокий пост и занимается совершенствованием сферы торговли, времени на личные проблемы не остается, а потому вопрос, связанный с ее переводом, пока не решен. У него самого возникла сложная ситуация: мать давно заставляет его жениться, хочет нянчить внуков, даже подобрала невесту из знакомой семьи. Письмо носило деловой характер и резко отличалось от предыдущих, ласковых и нежных. Красной нитью проходила тема детей. Галина разорвала письмо на мелкие кусочки и не стала писать ответ.

 

После одного из утренних совещаний начальство предложило любому желающему горящую путевку в Сочинский санаторий. Галина сразу же подняла руку, решив, что для нее путевка оказалась как нельзя кстати.

Сочи встретил ее теплой приятной погодой, морем, переливавшимся в солнечных лучах. После холодных серых будней Галина очутилась в раю, и от окружающей красоты полегчало на сердце. Старенькие корпуса санатория располагались на горе, к ним вела крутая лестница. Галину поселили в комнате с двумя женщинами старше ее, они активно занимались своим здоровьем. Ей врачи тоже назначили лечебные ванны и массаж. Едва оглядевшись, Галина поехала с группой отдыхающих на экскурсию в дендрарий. Она сразу прилипла к окну, не обращая внимания на попутчиков. Поначалу любовалась пейзажем, а потом, видимо, от выхлопных газов, попадавших в салон, ее сильно укачало, и она замерла, уткнувшись в платок. Сидевший рядом мужчина проявлял сочувствие, давал рекомендации:

– Глубже вдыхайте воздух открытым ртом, дышите чаще.

Закрыв глаза, она следовала советам соседа, опасаясь, как бы поездка не закончилась казусом. Дорога казалась бесконечной, но наконец-то автобус остановился и она вышла на свежий воздух. Внутри всё тряслось, земля уплывала из-под ног.

– Обопритесь на мою руку, – предложил сосед. Она подняла глаза и только теперь разглядела рядом крепко сбитого человека с округлым лицом и крутым лбом. Не красавец, но приятной наружности. Пронзительные серые глаза с участием и вниманием смотрели на нее.

– Вам не лучше?

– Кажется, лучше, – благодарно кивнув, ответила Га-
лина.

– Меня зовут Сергей Яковлевич, можно просто Сергей. Возьмите меня под руку и пойдемте смотреть павлинов. Вы, видимо, впервые в Сочи?

– Да, впервые. И если бы знала, что предстоит такая длительная дорога, ни за что бы не поехала. Даже страшно подумать, как я буду возвращаться.

– Доедем, не переживайте, потом отлежитесь в санатории.

Сочинский парк очень понравился Галине, здесь росли экзотические деревья, а между ними гуляли нарядные павлины. У центрального фонтана, на фоне кипарисов и длинной лестницы, вся группа сфотографировалась. Сергей Яковлевич поначалу не хотел фотографироваться, а потом, секунду подумав, всё-таки встал рядом с ней. «На память», – улыбнулся он.

На следующий день Галина увидела нового знакомого на выходе из корпуса. Он сразу подошел к ней.

– Доброе утро, Галина. А я вас вчера весь вечер на танцах ждал.

– Я не люблю танцы. А вот на море прогулялась бы с удовольствием. Поскольку вы, как я поняла, здесь не новичок, согласитесь показать мне местные достопримечательности? Но с уговором – после процедур.

Сергей посветлел лицом.

– С большим удовольствием стану вашим гидом, Галочка. После процедур встречаемся возле лестницы.

На берегу было многолюдно. Люди кормили чаек, бросая им хлеб. Птицы важно ходили возле кромки воды, склевывая корм.

– Жаль, ничего с собой не взяла, птиц нечем кормить.

– Не переживайте за них, они, как видите, не голодные. Весь берег захламили сердобольные отдыхающие.

– А вы, Сергей, давно приехали на отдых?

Попутчик вздохнул.

– Давно, через пять дней уезжаю, отпуск заканчивается. Но не будем о грустном. Чем вы намерены заниматься вечером?

– А разве есть какой-то выбор? Может быть, фильм пойду
посмотреть.

– Но сегодня снова танцы по просьбе отдыхающих. Любит народ танцы, а вот вы, Галина, исключение. Если не
секрет, почему?

Серые глаза спутника с интересом смотрели на нее. Вопрос поставил ее в тупик.

– Просто не люблю и всё, – пожала она плечами.

– Галочка, не сердитесь, я всё-таки рискну пригласить вас потанцевать со мной.

Немного подумав, Галина кивнула:

– Так и быть, уговорили.

Вечером Сергей зашел за ней. Танцевальный зал собрал, наверное, всех отдыхающих, из динамиков неслись популярные мелодии. Полутемный зал освещался разноцветными мигающими лампочками. Женщины были, как на подбор, красиво причесаны, одеты в нарядные платья, благоухали духами. Они стояли у стены, оживленно разговаривая и изо всех сил делая вид, что мужская половина их абсолютно не интересует. Мужчины не слишком заморачивались над своим внешним видом. Многие были в спортивных костюмах и тапочках на босу ногу. И лишь некоторые пришли при полном параде: в костюме с галстуком. К числу таких немногих относился новый знакомый Галины, что ее приятно порадовало. Весь вечер они танцевали и разговаривали о пустяках, а после вышли на улицу. После жаркого танцевального зала оба словно умылись свежестью и прохладой. От ветра колыхались деревья, а в воздухе отчетливо пахло морем.

– Как хорошо здесь! – вырвалось у Галины.

– Может быть, на скамеечке посидим? – предложил Сергей, указывая на скамейку неподалеку от входа.

– Я, кстати, тоже танцы не люблю, – сказал Сергей. – А вы, кроме Сочи, где еще отдыхали?

– Нигде, кроме Евпатории. Я и сюда-то попала случайно, по горящей путевке, никто не захотел ехать в это время года: ни покупаться, ни позагорать. Только любоваться можно.

– А в какой части вы служите? – вдруг спросил он.

– Начальником отряда тружусь в женской колонии. А вы, Сергей, чем занимаетесь в свободное от отдыха время?

– Галя, для начала нам нужно перейти на ты, надоело выкать. Согласны? Хорошо. Я живу в Москве, с женой и двумя детьми, работаю не очень большим начальником. Пока только майор, но до пенсии еще есть время, и немалое.

Разговаривая, они смотрели на звездное небо. Тишину ночи изредка нарушали проезжавшие по серпантину машины.

– Здесь звезды на небе совсем не такие, как у нас.

– А где это у вас? Расскажи мне о себе.

Он положил руку на ее плечо. Она сделала вид, что не заметила этого жеста.

– Будем рассказывать друг другу свои биографии, как в поезде. Едут вместе попутчики непродолжительное время, вывалят всю подноготную и выйдут каждый на своей станции, чтобы никогда больше не встретиться. На душе легче становится, и тайна исповеди гарантирована. Так и мы с тобой, Сергей Яковлевич?

– Ну, зачем ты так? Мы можем увидеться в будущем, если ты не против. О себе – что могу добавить к уже сказанному? Как и у всех, у меня бывают проблемы и семейные, и служебные, но бывают в жизни и прекрасные дни. Вот сейчас именно такие. Жизнь как тельняшка морская, полоса черная, полоса белая. Жаль только, что скоро уезжаю.

– Пока не уезжаешь, целых три дня впереди. Мне и рассказывать о себе нечего, о службе своей я тебе доложила, остальное ни к чему.

На следующий день повторилась приятная обоим прогулка к морю. Вечером смотрели зарубежный фильм, и Сергей, как мальчик, держал ее руку в своей, часто заглядывая в ее лицо, освещенное экраном.

– Сережа, смотри фильм. Я же не Мона Лиза, чтобы мной любоваться даже в темноте.

Галина высвободила руку. Она вовсе не пыталась его очаровать, предполагая, что их короткое знакомство вряд ли будет иметь продолжение. Ей хотелось спокойного отдыха, а не курортного романа.

Поделившись впечатлениями о фильме, Галина засобиралась в номер. Сергей воспротивился:

– Галочка, дорогая моя, ну что ты будешь делать в этой палате в обществе двух женщин? Я приглашаю тебя к себе. Не беспокойся, я тебя не съем. Посидим как взрослые люди, поговорим о жизни.

– Зачем сидеть в душной комнате, когда на улице такая красота? – Галина сопротивлялась, как могла, его настойчивым просьбам зайти в гости. Когда все аргументы иссякли, она вздохнув, согласилась.

– Но только на полчасика, не больше, – очень по-детски прозвучало из ее уст.

Он обрадованно подхватил ее под руку, и через несколько минут они переступили порог его комнаты.

– Ну и апартаменты у тебя! Наверное, ты поскромничал, рассказывая о своих регалиях. Неужели майору дадут такой номер? Может быть, ты генерал? Признавайся! – шутила Галина, разглядывая его жилище.

– Не генерал, но к этому стремимся, а потому заранее привыкаем жить красиво.

Галина села в кресло. Сергей включил телевизор и принялся накрывать на стол, доставая из холодильника заранее приготовленные тарелки с едой. Наблюдая за ним, она не смогла промолчать:

– Ты всё спланировал. Был уверен, что я соглашусь на приглашение?

– Боже мой! Опять ты за свое. Эти закуски всегда в холодильнике. Впереди у нас с тобой трудная служба. Жизнь наша так коротка, не строй для себя искусственных преград, запретов.

Она с любопытством наблюдала за его стараниями всеми силами ей понравиться. Несмотря на то, что ее приучили соблюдать субординацию со старшими по должности и званию, сейчас она ощущала свое превосходство красивой женщины над лысеющим крутолобым мужчиной.

– Ну вот. Всё готово. Приступим к трапезе, а то, я вижу, ты уже заскучала, – Сергей придвинул кресло к столу, сел напротив нее, разлил по стаканам шампанское. – Выпьем за наше знакомство, чтобы оно имело продолжение. Знаешь, Галочка, ты мне сразу очень понравилась, и уезжать от тебя мне совсем не хочется. Но, к сожалению, отпуск не резиновый.

Пригубив шампанское, он принялся рассказывать ей о Москве, о своих родных, увлечениях. Когда речь зашла про любимую охоту, его глаза загорелись азартом. Слушая Сергея, Галя представила его в охотничьем снаряжении, ранним утром пробирающегося через лесные заросли в поисках добычи.

– И тебе не жаль лишать зверушек жизни?

Вопрос на секунду его озадачил.

– Галочка, дорогая! Я охочусь, в основном, на птицу. А потом, мясо-то мы едим каждый день и не задумываемся ни о чем.

Сергей снова разлил шампанское. Потом предложил потанцевать, и они начали медленно кружиться по комнате. Когда его объятья стали слишком крепкими, перед глазами на мгновенье вспыхнуло лицо Ильи, и Галина отстранилась.

– Извини, Сережа. Уже поздно. Я, пожалуй, пойду, – не взглянув на него, она прошла в прихожую, сняла с вешалки пальто и вышла на улицу. Оглянулась: в комнате Сергея горел свет. Дверь в ее корпус была уже закрыта. Постучалась в окно, одна из соседок открыла и помогла забраться в номер. Извинилась перед женщинами за столь поздний приход, быстро разделась и юркнула под одеяло.

Утром Сергей ждал ее возле входа в столовую.

– Всё в порядке? Меня во сне не видела? – расспрашивал он, улыбаясь и даже не пряча хитринку в серых глазах. – Позавтракаем, и по обычному маршруту?

Она согласно кивнула, и они прошли в столовую. Стои-
ло Галине поднять глаза, она встречалась взглядом с Сергеем. Первую половину дня они посвятили процедурам и морю, а потом он повел ее в горы и показал новые посадки деревьев, завезенных в эти места из экзотических стран. После прогулки он предложил:

– Я приглашаю тебя в ресторан на прощальный ужин. Завтра улетаю, – в его голосе слышалась неподдельная грусть. – Но я надеюсь, что мы с тобой вместе еще не раз побываем в этих местах. А ты как думаешь?

– Возможно, – уклончиво ответила она.

После обеда она посетила парикмахерскую, нарядилась в красивое платье и туфли, надушилась французскими духами – подарком Ильи. Ярко подкрашенные глаза и губы делали Галину почти неузнаваемой. Вернувшиеся с прогулки соседки изумленно ее разглядывали.

«Галочка, вы нам напоминаете заграничную кинозвезду!» – воскликнула одна из них. «Не иначе как Эсмеральду из «Собора Парижской богоматери», – засмеялась в ответ она. «Верно», – дружно согласились соседки.

В дверь постучали. Это был Сергей. В его взгляде она прочла восторг. Он тоже побывал в парикмахерской, о чем свидетельствовала новая стрижка. И строгий серый костюм очень шел ему, подчеркивая глубину глаз. Весь вечер он старательно развлекал ее, сам при этом заметно грустил. Отужинав, они вышли на улицу, сели в такси, и через пять минут машина уже стояла на территории санатория.

– Зайдем ко мне, – попросил Сергей. Она кивнула. Они молча зашли в его номер, разделись и легли в постель, даже свет не стали зажигать. Страстное желание Сергея передавалось и Галине, она отдавалась этой бушующей стихии, на время забыв обо всём. Потом они лежали рядом и слушали шум дождя за окном, начавшегося так внезапно среди ночи. Капли стучали по оконному стеклу, навевая грусть. Сергей укрыл ее одеялом, и она незаметно уснула. Утром его рядом с собой не обнаружила. Встав с постели, подошла к окну, увидела за стеклом поникшие от дождя деревья. Из душа вышел Сергей, его улыбающееся лицо было розовым и посвежевшим, он чмокнул ее в нос.

– Выспалась? Беги в душ.

Неторопливо одевшись, она села напротив него за столик. Он протянул ей лист бумаги.

– Вот, здесь написаны все мои координаты, номера телефонов и адрес, по которому ты мне можешь написать. Мне не хотелось бы, чтобы наша встреча стала последней. И если ты будешь нуждаться в моей помощи, я тебе всегда помогу. Не стесняйся ее просить.

Его лицо стало серьезным, он внимательно смотрел в ее глаза. И тут совсем неожиданно для себя она сказала:

– Сережа, мне бы хотелось перевестись на другое место службы, по причине личного характера. Ты не в состоянии помочь мне в этом вопросе?

Она замерла в ожидании ответа. Сергей откинулся на спинку кресла, на секунду задумавшись.

– Куда тебе бы хотелось перевестись? И еще один вопрос:
ты замужем?

Так по-деловому они разговаривали впервые за время их короткого знакомства. В ее голову уже проникла мысль, что эта просьба, возможно, выглядит как плата за ночь любви.

– Хотелось бы в такое место, где условия для жизни подходящие, предоставляется жилье. Хочется вырваться из-под родительской опеки. А с мужем я разведена, детей нет.

– Всё понятно. Договоримся так. Позвонишь мне по рабочему телефону через десять дней, прямо из Сочи. Я всё постараюсь для тебя сделать. Оставь мне все свои координаты, с фамилией и адресами места жительства и службы.

Он протянул ей ручку и записную книжку, она всё аккуратно в нее записала. Подняв ее из кресла, Сергей сказал:

– Официальная часть закончена. Я благодарен тебе за сегодняшнюю ночь. И я хочу сделать тебе подарок, – он достал из внутреннего кармана пиджака маленькую коробочку, открыл ее – внутри лежал перстенек с синим камушком. – Нравится? Примерь, кажется, я правильно угадал с размером. Купил его еще вчера, когда ходил заказывать столик в ресторане.

Галина надела перстень на палец. Действительно, он оказался ей впору.

– Спасибо, Сереженька, – она обняла и поцеловала его. – А что это за камень? Он очень красиво смотрится в золотом обрамлении.

Галина вытянула руку и рассматривала перстень на расстоянии.

– Сапфир. Носи и помни обо мне. Хочу предложить тебе прогулку в Адлер. Проводишь меня до аэропорта? Продлим миг расставания. Поедем на такси, и тебя не укачает.

Он стоял перед ней с дорожной сумкой в руке.

– Конечно, едем.

Сергей помог ей надеть плащ, и они вышли под проливной дождь. Им повезло: не надо было спускаться по мокрой лестнице и ловить такси, оно, как по заказу, стояло возле административного здания, мигая зеленым огоньком. Они сели на заднее сиденье машины.

Обняв Галину, Сергей прижал ее к себе. Ехали молча, он периодически целовал ее волосы, и его грусть передавалась и ей. Вскоре машина остановилась, и они снова вышли под дождь. При входе в зал аэропорта торговали огромными букетами нежно-голубых фиалок. Сергей тут же купил один и протянул ей. После регистрации билетов они еще успели выпить по чашке кофе, потом объяви-
ли посадку.

– Пора прощаться. Я жду твоего звонка. Отдыхай и вспоминай меня. А вот эти деньги возьми на такси. Но лучше садись в автобус, они отсюда идут комфортабельные. Да и я буду спокоен, что ты доедешь до санатория в целости и сохранности.

– Хорошо, я поеду на автобусе.

Она отказалась от протянутых денег. Он крепко прижал ее к себе, целуя.

– До следующей встречи.

Сергей, не оглядываясь, пошел на посадку. «Счастливого тебе полета», – прошептала она ему вслед и направилась к выходу. Прижимая к себе цветы, она чувствовала себя познастоящему одинокой и несчастной. Прошла к автобусу и заняла свободное место. Всю обратную дорогу смотрела на мокрый пейзаж за окном, стараясь ни о чем не думать. Периодически перстень на пальце приковывал взгляд, и, глядя на синий камушек, она снова и снова видела перед собой пронзительные серые глаза Сергея.

Галина принялась отсчитывать десять дней. Она по-прежнему посвящала время лечению, прогулкам на море и кормлению чаек. Набрала в библиотеке книг и вечерами читала, даже смотреть фильмы ей не хотелось, не говоря уже о танцах. Наконец в условленное время позвонила Сергею. Он сразу же снял трубку.

– Здравствуй, Галочка. Еле дождался твоего звонка. Как отдых?

Он забросал ее вопросами. Она отвечала, и ее голос дрожал от волнения.

– Записывай адрес, по которому ты напишешь рапорт с просьбой о переводе для дальнейшего прохождения службы. Там уже ждут этот документ. Место неплохое, и сразу предоставляется жилье. Всё, как ты заказывала. Обо всех возникающих проблемах сообщай мне. Желаю удачи. Целую и обнимаю крепко.

– Сережа, а у тебя всё хорошо?

– Всё хорошо. Но только скучаю по тебе.

Она записала адрес и положила трубку с радостным сердцем: он всё сделал, как и обещал. «Хорошо, что мне встретился именно этот человек, надежный, серьезный, а не какой-нибудь искатель легкого курортного романчика», – размышляла она, прогуливаясь по берегу моря.

 Дни пребывания в санатории заканчивались, и с легким сердцем, отдохнувшая, она вернулась домой.

Родные места встретили ее снегом и холодом. Правда, дома было тепло, и, расположившись на диване, Галина делилась впечатлениями от отдыха с мамой. Решив, что настало время посвятить ее в свои замыслы относительно переезда, она рассказала о встрече с Сергеем Яковлевичем, опустив подробности их отношений.

– Виктор не даст тебе здесь жизни, он по-прежнему считает тебя своей женой, на что-то надеется. Приходил к нам через день, пока тебя не было. Но и скоропалительных решений принимать нельзя. Ты же будешь в другом месте одна как перст, ни родных, ни знакомых. Трудно будет. Куда же пропал Илья? Он бы смог тебя защитить от Виктора. Или к себе бы забрал.

Мать загрустила, представив расставание с дочерью.

– Мама, Илья давно уже женился, ему нужны дети, а я родить не смогу. Всё нормально, я не в обиде на него, никаких обязательств он мне не давал. Так что завтра же напишу рапорт по адресу, который дал Сергей Яковлевич. Попробую сменить обстановку, а к вам с отцом буду приезжать в гости.

 

Глава 16

Повышение

Выйдя на службу, она сразу же написала рапорт с просьбой о переводе. Занялась вплотную отрядом, привела в порядок документацию, обновила наглядную агитацию с помощью актива осужденных. Потихоньку, не посвящая посторонних в свои планы, готовила отряд к передаче другому начальнику, чтобы ее не вспоминали недобрым словом. Прошло совсем немного времени, и ее вызвали в «кадры» управления – пришел запрос на ее личное дело. Отпускать ее не хотели, аргументируя тем, что такими хорошими сотрудниками, как она, разбрасываться не желают. Всё это было приятно слушать, но она давно приняла решение и, не согласившись с отказом, записалась на прием к начальнику управления. Выслушав Галину, он дал разрешение на отправку личного дела.

– Будет плохо на новом месте службы – возвращайтесь, – сказал он ей на прощанье.

Потянулись дни ожидания вызова на новое место службы. Ей было немного жаль расставаться с родным поселком и с осужденными, в которых было вложено много душевных сил. Отряд почти полностью обновился, люди понимали ее с полуслова. Вскоре из «кадров» сообщили о пришедшем ответе, и она занялась сборами в дорогу. Отправила багаж с вещами, самое необходимое на первое время взяла с собой в чемодане. Как ни старалась скрыть свой отъезд от бывшего мужа, людская молва докатилась и до него, и, явившись к ней домой, он плакал пьяными слезами, умоляя взять его с собой. Галя еле его выпроводила.

В последний рабочий день Галина собрала в вестибюле всех своих осужденных и распрощалась с ними, пожелав скорейшего освобождения из этих мест. Затем в кабинете замполита, где собралась вся политико-воспитательная часть, коллеги поговорили, пожелали ей удачи на новом
месте. Распрощавшись с ними, она направилась на КПП и здесь встретила большую часть женщин из своего отряда. Увидев Галину, они устремились к ней.

– Вы почему все здесь столпились? Что-то случилось? – испуганно спросила она.

– А мы пришли вас, гражданка начальница, проводить. Хотим пожелать вам на новом месте службы хороших людей, и сами оставайтесь такой же, как сейчас. Не меняйтесь!

Эти женщины настолько растрогали сердце Галины, что она еле сдержала подступившие к глазам слезы.

– Спасибо, женщины, на добром слове. Прощайте! – Не оглядываясь, она прошла на КПП. Свой отряд она оставила преемнику в хорошем состоянии, за него ей не было стыдно.

Наконец сборы и проводы закончились, и она села в
поезд. К новому месту жительства прибыла ночью, зябко поеживаясь, прошла по перрону в помещение вокзала. В глаза бросилась фигура милиционера, внимательно и с интересом ее разглядывавшего.

– Не подскажете, как мне попасть в гостиницу? – обратилась к нему она.

– Выйдете на площадь перед вокзалом, там есть машины, таксисты быстро вас доставят до нужного места. Автобусы в это время у нас не ходят.

«Дураку понятно», – подумала Галина. В помещение вокзала вошел немолодой мужчина, на указательном пальце руки он крутил ключи. Неторопливо приблизился к ним.

– Это наш самый лучший таксист. Вам, гражданочка, очень повезло, – милиционер представил подошедшего водителя. – В гостиницу гражданку доставишь, – начальственным тоном сказал он таксисту. Тот, не удостоив его даже взглядом, подхватил сумки Галины и устремился к выходу, она еле успела поблагодарить милиционера и побежала за скрывшимся в дверях мужчиной.

Подъехав к освещенной гостинице, водитель молча донес ее сумки до двери, получил плату по счетчику и уехал. «Глухонемой какой-то», – подумала она. Дверь открыла молодая женщина, быстро всё оформила, вручила ключ от одноместного номера и пожелала спокойной ночи. Галина вошла в номер с застоявшимся запахом табака, окинула его взглядом – стандартная комната со старой мебелью, выцветшими обоями и полинявшими шторами на окне. «Прибыла», – сказала себе Галина и, умывшись, легла спать. Проснувшись утром, подошла к окну и раздвинула шторы. Солнечный свет ослепил на мгновение. Из окна открывался хороший обзор – на каменные и деревянные дома, в основном двухэтажные, старой постройки, за которыми виднелся лес.

Сбегала к дежурной по этажу, взяла утюг, погладила измятое в сумке зеленое строгое платье, накрутила волосы электрическими щипцами, наскоро позавтракала чаем с печеньем. Посмотрела в висевшее на стене зеркало: выглядела хорошо. Подумала и еще немного подкрасила ресницы. «Надо же товар лицом показать», – оправдывала она свое старание. Накинула плащ, сунула ноги в туфли на высоких каблуках и, заперев номер, подошла к администратору:

– Не подскажете, как добраться до управления исправительно-трудовых учреждений?

Администратор, окинув Галину оценивающим взглядом, описала маршрут.

«Наверное, подумала, что я на свидание с осужденным приехала», – решила Галина.

Здание управления выглядело величественно, перед входом – голубые ели, подстриженный кустарник, клумбы с цветами. Галина предъявила дежурному свое служебное удостоверение, по телефону он доложил о ней, после чего разрешил пройти, назвав номер кабинета. Она нашла указанный кабинет и постучала в дверь.

За столом сидел молодой человек с редкими светлыми волосами, с капитанскими звездами на погонах. Увидев входившую Галину, приподнялся ей навстречу.

– Здравствуйте, Галина Петровна, с прибытием на новое место службы.

– Спасибо.

Она без приглашения села на стул. Молодой человек продолжил:

– Меня зовут Дмитрий Владимирович. Мне поручено вас трудоустроить и отдать ключи.

Галина облегченно вздохнула и улыбнулась. Работы она не боялась, давно не новичок, теперь и сама может новеньких начальников отрядов обучить, самое главное – жилье, и кажется, сейчас оно наконец у нее появится.

– Что касается работы, вам предстоит занять место инспектора оперативной части женской колонии.

От такого известия Галина опешила.

– Простите, но я работала начальником отряда и хотела бы и здесь заниматься воспитательной работой. Работа оперативной части мне незнакома.

Кадровик улыбнулся:

– Научитесь, вы грамотный человек, почти с высшим образованием. Вакансий начальников отряда у нас нет. –
Он многозначительно помолчал. – Чтобы оформиться или перейти на эту должность, люди стоят в очереди.

«Боже мой, что он говорит! Чтобы заниматься этим неблагодарным, каторжным трудом, нужно дождаться очереди! Он, наверное, шутит, разыгрывает меня. А впрочем, откуда ему знать, что это за работа! Протирает штаны в кабинете, наверное, с лейтенанта и про зону знает только понаслышке», – пронеслось у нее в голове, а вслух она осторожно спросила:

– Вы, Дмитрий Владимирович, не шутите?

– Какие могут быть шутки, мы же с вами на службе. Предоставляя вам эту должность, мы вас повышаем. –
Кадровик переменил тон и заменил улыбку строгим выражением лица.

– А другой должности для меня не найдется? – В Галином голосе прозвучала противная ей самой подхалимская интонация. Порой в своей колонии забегала в кабинет оперативной части уточнить или согласовать с их сотрудниками какой-нибудь вопрос по отряду. Но в тонкости никогда не вдавалась.

Между тем Дмитрий Владимирович, считая вопрос решенным, направился к двери.

– Сейчас, Галина Петровна, я представлю вас начальнику оперативного отдела. Пройдемте в его кабинет.

За столом сидел усталый безликий человек. Кадровик доложился и ушел, а Галину майор пригласил присесть к столу. Беседа заняла не более пяти минут, он объяснил, как найти колонию, к кому там обратиться, отдал ключ от квартиры, записав на листочке адрес.

– Квартира абсолютно пустая, попросите начальника колонии выделить всё необходимое на первое время: кровать, стол, стулья. Потом сами всё себе купите. Поздравляю с должностью, думаю, она вам понравится. Осваивайтесь, давайте ваш пропуск, я отмечу.

Он встал и пожал ей руку на прощанье. Выйдя из управления, она сразу поехала смотреть жилье. Квартира находилась на первом этаже и состояла из светлой просторной комнаты и небольшой удобной кухни.

В этот же день Галина отправила родителям телеграмму о благополучном прибытии, прошлась по магазинам.

Ночь провела беспокойно; боялась проспать. Утром поехала на место новой службы, волнуясь, как перед выходом на сцену. Колония располагалась на городской окраине. Вокруг нее простирались заросшие травой поля, жилых зданий вблизи видно не было.

Галина не торопилась входить на территорию зоны: попасть на утреннее совещание и сразу испортить себе настроение ей не хотелось. На стене КПП висел телефонный аппарат, она сняла трубку и набрала номер, данный ей в управлении. Ответил женский голос, Галина представилась.

– Подождите, сейчас вас встретят.

Не прошло и пяти минут, как дверь КПП открылась, и симпатичная белокурая женщина провела ее к начальнику части, в которой теперь ей предстояло служить. Начальница Людмила Георгиевна, женщина средних лет, располагала к себе живостью и улыбчивостью.

– А это наш старший инспектор Надежда Александровна, – начальница представила Галине белокурую женщину, встретившую ее на КПП.

– А где Маргаритка, – тут же поинтересовалась она, – где наш маленький инспектор?

По ее тону Галина поняла, что начальница интересуется своей любимицей.

– Она ушла в дежурную часть, – ответила Надежда.

– Ну ладно, потом познакомитесь,– продолжила Людмила Георгиевна. – Коллектив у нас маленький, но дружный. Скоро сами убедитесь. А сейчас пойдемте к начальнику колонии, представлю вас.

По дороге Людмила Георгиевна поинтересовалась:

– Уже устроились на квартире?

– Пока в гостинице. В квартире даже спать не на чем. Багаж в пути, а мебель придется покупать здесь.

– Всё сейчас организуем, не переживайте!

С этими словами они вошли в кабинет начальника колонии. За столом сидела немолодая женщина с одутловатым лицом.

– Валентина Николаевна, привела к вам на беседу нашу новую сотрудницу, знакомьтесь: Галина Петровна.

Беседа получилась короткой. Постоянно трезвонили телефоны, заходили другие сотрудники. Галина поразилась отсутствию секретаря. Услышав, что квартира Галины не готова для проживания, начальник колонии дала по телефону указание провести полный косметический ремонт и привезти необходимую мебель.

– Даю тебе неделю срока, адрес знаешь. Организуй для работ бесконвойных осужденных, да мебель подбери поновее.

Положив трубку, Валентина Николаевна поправила прическу и встала из-за стола:

– Приступайте к службе на новом месте. Желаю успехов!

Достав из сумочки ключ, Галина передала его начальнице. На этом аудиенция закончилась.

Людмила Георгиевна привела Галину в маленькую комнатку, находившуюся по соседству с ее кабинетом.

– Вот ваше рабочее место. Обустраивайтесь.

В кабинете стояли стол, стулья, сейф, диван. Подойдя к окну, Галина посмотрела на территорию зоны. Она напомнила ей прежнее рабочее место, зона также разделялась на производственную и жилую, но здания располагались иначе, общежитие для осужденных было выстроено рядом с оградительным забором, за которым проходила большая дорога.

«Видимо, едва успевают контролеры перебросы с воли ловить. Работы им, беднягам, здесь хватает», – подумала она и тут увидела женщину, шагавшую быстрой походкой в сторону штаба. Вид ее удивил Галину – туфли на каблуках, обычное платье, голова без косынки, и только по болтающемуся полуоторванному лоскутку нагрудного знака можно было догадаться, что это осужденная. За ней к штабу тянулись другие женщины, тоже одетые во что попало. Галина решила прояснить ситуацию и заглянула к Людмиле
Георгиевне.

– Какие-то вопросы? – не отрываясь от бумаг, спросила она.

– Скажите, пожалуйста, у вас осужденные не носят форму одежды установленного образца? Я только что увидела из окна нескольких женщин, одетых в гражданское платье.

– Носят, но нарушают. Боремся с этим явлением. А в вашей бывшей колонии строго придерживались правил
внутреннего распорядка?

Галина рассказала. Выслушав ее, Людмила Георгиевна произнесла:

– Всё по букве закона. А у нас вот так, как только что увидели. Недорабатывают в этом вопросе начальники отрядов. Возможно, вам еще многому придется удивляться. Приступайте к своей новой работе. А для начала почитайте вот это, – она вынула из сейфа и протянула Галине стопку бумаг. Из них Галина поняла, что если раньше ей приходилось заниматься только одним отрядом, то теперь полем дея-
тельности будет практически вся зона. Задача новой службы состояла в профилактике правонарушений осужденных, предотвращении перебросов с запрещенными предметами, побегов, конфликтов, драк, выявлении лиц, совершающих кражи с производства, предотвращении неделовых связей осужденных с вольнонаемными сотрудниками, склонении осужденных к явке с повинной по еще не раскрытым следствием преступлениям.

Короткий стук в дверь прервал чтение. В кабинет вошла Надежда Александровна, а следом за ней молодая девушка с короткой стрижкой, подчеркивающей овал лица с большими, чуть навыкате глазами.

– Маргариту Романовну привела. Знакомьтесь, – представила девушку Надежда Александровна. Галина назвала свое имя.

– Может быть, перекусим? – предложила Надежда и тут же крикнула через стенку: – Людмила Георгиевна, пойдемте на обед!

«Обедайте без меня. Я потом», – прозвучало в ответ. Стенки кабинетов были тонкими, слышимость – идеальной.

Комплексный обед в столовой оказался очень вкусным, что приятно удивило Галину.

– Осужденные готовят. Сами подбираем поваров. Зажираться не даем, если что не так, мигом на производство отправляем, – рассказывала Надежда.

В обеденное время зал был переполнен, и Галина с интересом разглядывала окружающих.

– А для осужденных где столовая?

– Неподалеку, в соседнем здании.

Маргарита в разговор не вступала, исподтишка разглядывая Галину. После обеда разошлись по своим кабинетам, Галина продолжила изучение документов, но скоро это занятие ей надоело, и она постучалась в кабинет Надежды.

– Давай перейдем на «ты», – предложила Надежда, – мы почти ровесницы. Поняла что-нибудь из прочитанного? Не волнуйся, умения придут с практикой. Скоро на занятия в управу поедем, еще чему-нибудь научат. Начальница даст тебе функциональные обязанности, где расписано, чем ты должна заниматься конкретно. Вся зона распределена, и каждая из нас отвечает за свой участок работы. Мы всю колонию видим как на ладони, не выходя из кабинетов. Впрягайся, до пенсии еще далеко.

Надежда вводила Галину в курс дел по-свойски, с юмором. Первое же утреннее совещание на новом месте службы Галину удивило. После доклада дежурного офицера начальник колонии не поинтересовалась у начальников отрядов ни выполнением нормы выработки, ни вопросами режима. Практически сразу же все разошлись по рабочим местам. Начальники отрядов снялись с мест и стайкой устремились в кабинет замполита, где почти до обеда совещались. «Наверное, замполит спрашивает с них и норму выработки, и выполнение режимных требований», – предположила Галина. Изучив функциональные обязанности, нормативные документы, приказы, она начала общаться с осужденными из закрепленных за ней отрядов и объектов. Производство здесь тоже оказалось швейным, только более легким: шили постельное белье. Приглашенные на беседу осужденные приходили в кабинет Галины одетые не по форме. О себе ничего не докладывали и без приглашения усаживались на стул. Такая беспардонность и расхлябанность ее коробила. Здесь словно ввели льготные правила внутреннего распорядка. И хотя воспитательные функции уже не входили в сферу ее деятельности, она решила научить осужденных элементарным вещам. Она понимала, что это могло повредить исполнению ее новых служебных обязанностей, оттолк-
нуть осужденных от нее, но перестраивать себя не желала.

После одного из утренних совещаний начальник колонии задержала Галину в кабинете и, отдав ключ от квартиры, где был закончен ремонт и завезена необходимая мебель, спросила:

 – Какие впечатления сложились у вас о новом месте работы?

Галина честно рассказала о своих наблюдениях. Лицо Валентины Николаевны помрачнело от нелестной оценки. Буркнув что-то вроде «м-да», она поправила волосы и
подытожила:

– Ну ладно, осваивайтесь.

Галина закрыла за собой дверь и решила больше никому не высказывать своего мнения относительно местных порядков. Вечером она забрала сумки из гостиницы и переехала в квартиру. Ремонт порадовал, да и мебель оказалась хоть и старенькой, с инвентарными номерами, но приличной. Не хватало только телефона, но этот вопрос пришлось отложить: вызвали на сессию.

Она так и не сообщила о себе Сергею Яковлевичу и вот теперь, прибыв на учебу, сразу же позвонила ему.

– Галочка, здравствуй, наконец-то! Я уже не знал, что и подумать. Коротко расскажи обо всём, – в его голосе слышалась неподдельная радость. Когда она описала квартиру и работу, он сказал: – Ничего, привыкнешь. А новая дея-
тельность тебе понравится, уверяю. Попроси начальника провести тебе в квартиру телефон, иногда буду позванивать. Думай об отпуске летом. Может быть, вместе его проведем? Но не будем загадывать заранее, говорят, примета плохая. Звони чаще, не пропадай.

– Спасибо тебе, Сережа, за все старания. Целую.

Она положила трубку и, сидя на кровати, бездумно разглядывала телефонный аппарат. Вскоре он как по команде зазвонил. Веселый голос Михаила оповестил:

– Галина, с прибытием! Грустишь в одиночестве? Сейчас исправим положение. Мы с ребятами уже рядом. Осталось только подняться к тебе на лифте. Жди.

Через несколько минут шумная компания во главе с Михаилом ввалилась в номер, все по очереди прикладывались к щеке Галины. Весь вечер был посвящен теме ее переезда на новое место жительства. К одиннадцати часам никто не желал расходиться.

– Ребята, собирайтесь. Я спать хочу, – скомандовала Галина, и мужчины поплелись на выход. Уже в дверях Михаил
заговорщицки подмигнул и шепнул:

– А ты молодец, Галина Петровна, умеешь добиваться, чего сильно захочешь. Это я о переводе на другое место
службы.

– Старалась, – неприятно поразившись его комментарию, ответила она. – Спокойной ночи, Миша.

– До встречи на занятиях! – Михаил игриво сделал под козырек и вышел. Галина убрала остатки трапезы, приняла душ и легла спать. Засыпая, ей показалось, что звонит телефон. «Илья», – подумалось ей сквозь полудрему. Она вскочила, подбежала к молчавшему телефону и, глубоко вздохнув, снова улеглась. Сессия длилась всего неделю, за которую с Ильей она так и не увиделась. Он не звонил и не приходил. Галина тоже не стала проявлять любопытства. Вдруг он действительно женился и своим звонком она внесет разлад в его семью? С тем и уехала.

 

Продолжение следует