Стихи

Стихи

РАСПАД РИФМОВАННОГО МИРА

 

                             Ирине Ториловой

Никому не приснится море.

Представляете – никому!

И растают в бреду теорий,

объясняя свою тюрьму,

не слыхавшие смех ребёнка,

утвердившие детский плач.

Кто порвал сновидений плёнку?

Операторы неудач.

Почему-то в огромном мире

совершилось проклятье нас:

никому не приснилось море.

Мирозданье пошло под снос.

Но никто не исполнен горя.

Равнодушьем застыла боль.

Невесома несчастья гиря.

И незрима унынья пыль.

Позабыв волновавший образ

волн, дарующих шум свобод,

мы уснём на странице книги,

где указан формат, тираж

одинаковых экземпляров

отпечатанных в ночь людей,

у которых не будет моря

и желанья прекрасных грёз.

 

 

* * *

По листикам, по веточкам

стихами на бумагу

за будущность ответчиком

бежала с неба влага.

Нельзя остановить её,

но всё же кто-то хочет

проклятьем отвратительным

прервать теченье строчек.

А небо в наказание

забыло слово «тише».

И под зонтами замерли

проклятия людишек.

Зачем они озвучены?

Когда б не ливень этот

с насмешливыми тучами,

то были бы поэты?

 

 

* * *

Моё безумие мне дорого.

В гробу узрев громаду города,

бреду в дубраву, где обрадуюсь

грядущей в луг ограде радуги.

Гроза определённо сбрендила:

дождём дербанит дебри, вредина;

грубит грибам, деревьям громом и

в бреду дерзит дороге молнией.

О дребедень нагромождения

горбатых туч для одождения

и возрожденья обезвоженной

природы, благодарность можно ли?

И я дроблюсь словами-брызгами,

бросаюсь фразами-огрызками

в пространство, взорванное каплями, –

чтоб небеса побольше плакали...

 

 

МАЛИНОВКЕ

 

Зарянка милая, я чувствую: ты – рада,

когда иду молиться ветхим вишням сада.

О, как ты нежно смотришь в душу мне!

Зарянка чудная, тебя расцеловать бы

и подержать немножечко в объятьях.

Да разницы в обличьях хуже нет.

Зарянка мудрая, кому ещё признаться

в любви без пресловутых ассигнаций,

которым точно места в сердце нет?

Зарянка тихая, шепни, шепни на ушко:

моё существованье в мире правда нужно?

Но что здесь вне любви тогда в цене!

Зарянка чуткая, спасибо за ответы:

они твоим сердечком крохотным согреты

и наравне с любовию в цене.

Зарянка милая, ты чувствуешь: я счастлив

и невесом, поскольку дара повстречаться

прекрасней и блаженней в мире нет.

 

* * *

Привычка не хранить черновики.

Зачем беречь следы свершенья тайны

и схему волхования руки,

и первые попытки лепетанья!

Привычка быть понятным меньшинству,

от большинства укрывшись в междустрочьях,

и воплощаться в павшую листву,

фиксируя собой осенний почерк.

Привычка растворяться в тишине.

И посвящённый музыку услышит!

Существенных привычек больше нет.

Лишь дым и алкоголь четверостиший.